?

Log in

No account? Create an account
птицы

kamenah


На Середине Мира

Стихи. Дневниковые записи.


Отверженные по роману Виктора Гюго. Фотопробы 1
птицы
kamenah
Старик Жильнорман, дед Мариуса, завсегдатай роялистских салонов, умный, циничный, но трогательный.

В юности принадлежал числу мужчин, которых постоянно обманывают  жены  и  никогда  не  обманываю любовницы, ибо, будучи пренеприятными мужьями, они  являются  вместе  с  те премилыми любовниками. Он понимал толк  в  живописи.  В  его  спальне  висе чудесный портрет неизвестного, кисти Иорданса, сделанный в  широкой  манере как бы небрежно, в действительности же  выписанный  до  мельчайших  деталей Костюм Жильнормана не был не только костюмом эпохи Людовика XV,  но  и  даж Людовика XVI; он одевался как щеголь Директории, - до  той  поры  он  счита себя молодым и следовал моде. Он носил фрак из  тонкого  сукна,  с  широким отворотами,  с  длиннейшими  заостренными  фалдами  и  огромными   стальным пуговицами, короткие штаны и башмаки с пряжками. Руки  он  всегда  держал  жилетных  карманах  и  с  авторитетным  видом  утверждал,  что  "французска революция дело рук отъявленных шалопаев".




"Золотой  эликсир,  -  восклицал  он,  -  пол-унции  желто бестужевской тинктуры и капель генерала Ламота - стоил в восемнадцатом  век луидор и служил великолепным средством от несчастной  любви  и  панацеей  о всех  бедствий,  насылаемых  Венерой!  Людовик  Пятнадцатый  послал   двест флаконов этого эликсира папе". Старик был бы разгневан и  взбешен,  если  б ему сказали, что золотой эликсир есть не что  иное,  как  хлористое  железо.


Отверженные по роману Виктора Гюго. Фотопробы 2
птицы
kamenah
Жавер. Сыщик, родился в тюрьме от гадалки. Было только два варианта: либо стать преступником, либо их ловить.

   У  некоторых  полицейских  чинов  бывают  особые  лица:  выражение   и представляет странную смесь низости и сознания власти. У Жавера было  именн такое лицо, но низость в нем отсутствовала.




   Человеческое лицо Жавера состояло из вздернутого носа с  двумя  глубок вырезанными ноздрями, к которым с двух сторон примыкали огромные бакенбарды Вам сразу становилось не по себе, когда вы впервые видели эти две чащи и дв пещеры. Когда Жавер смеялся, что случалось  редко,  смех  его  был  страшен тонкие губы раздвигались и обнажали не только зубы, но  и  десны,  а  вокру носа широко расползались свирепые складки, словно на  морде  хищного  зверя Когда Жавер бывал серьезен, это был дог; когда он  смеялся,  это  был  тигр.


Отверженные по роману Виктора Гюго. Фотопробы 3
птицы
kamenah
Жан Вальжан. Каторжник и святой. Человек нешуточных страстей.  В 19 лет, чтобы накормить сестру и её детей, украл булку хлеба. Через 19 лет был отпущен на свободу с жёлтым паспортом - каторжник. В 64 понял, что обожает только одно существо - приёмную дочь Козетту.

Человек сделал несколько шагов вперед и подошел  к  столу,  на  которо горела лампа.

- Погодите, - продолжал он, словно не поверив своим ушам, - тут  что-то не то. Вы слышали? Я каторжник. Галерник. Я прямо с каторги.

Он вынул из кармана большой желтый лист бумаги и развернул его.



   Опустив голову, путник отошел от него и, пройдя  через  залу  ожидания начал медленно спускаться по лестнице, останавливаясь на каждой ступеньке  словно раздумывая. Быть  может,  он  советовался  с  самим  собой.  Жестоки поединок, завязавшийся в его душе со  вчерашнего  дня,  еще  не  кончился  каждую секунду вступал в какой-нибудь новый фазис.  Дойдя  до  площадки,  о прислонился к перилам и скрестил руки. Внезапно он расстегнул сюртук,  выну бумажник, достал из него карандаш, оторвал клочок бумаги и при свете  фонар набросал одну строчку: "Г-н  Мадлен,  мэр  Монрейля-Приморского".  Зате быстрым шагом снова поднялся по лестнице, протолкался сквозь толпу,  подоше к судебному приставу, протянул ему записку и сказал повелительным тоном:

- Передайте господину  председателю.

Тот  взял  записку,  пробежал  е
взглядом и пошел исполнять поручение.