?

Log in

No account? Create an account
птицы

kamenah


На Середине Мира

Стихи. Дневниковые записи.


НА СЕРЕДИНЕ МИРА - одно стихотворение - ВЕРА КОТЕЛЕВСКАЯ
птицы
kamenah


ВЕРА КОТЕЛЕВСКАЯ

***


...учителя латыни умерли. пустой


сияет коридор или зияет


открытым зевом солнечным, гастон


башляр подвинул чопорных хозяев,





которым заворачивал малерб


тугую торбу вереска и соли,


а торсы малокровных ив и верб


бросают рукописи на антресоли;





когда я разучусь держать перо


стального паркера, немытые есть вишни,


босой ходить у моря, будет лишний


мотив вернуться в жерло-коридор:





мне выдадут в стакане кипяток


и сахар в кубиках, и станет сладко


остаться, отодвинув прок и «ок»


во мглу невыразимого порядка.





2012



Книги и люди - люди и книги
птицы
kamenah
От esdra

Они, оказывается - читают! Имя звезды - загадка - ответ: книга. Но я ничуть не удивилась, когда узнала, что любимая книга Мела Гибсона - "451 по Фаренгейту". Что основатель ФБ почитает Энеиду. Что Ксении Собчак нравится Антуан де Сен-Экзюпери, "Маленький принц". Что любимая книга Майкла Джексона - "Чайка по имени Джонатан Ливингстон". Какая бездна тоски открывается - как будто в книге есть то, чего у человека никогда и ни за что уже не будет. Книга - как связной. Как ящик для хранения детских вещей. Как банковская ячейка. Жаль, что картинки не дробятся.

3563818_0 (670x511, 99Kb)

Что они читаютСвернуть )

Французская литература. Корнель и Расин. Люк де Клапье де Вовенарг
птицы
kamenah
vauvenargues

Герои Корнеля часто произносят речи о возвышенных чувствах, не рождая в нас никакого отклика; герои Расина рождают его, не произнося ни слова о них. Одни говорят - и всегда слишком длинно, - дабы проявить себя, другие проявляют себя уже тем, что заговорили. Корнель как будто вообще не понимает, что характер великих людей куда чаще сказывается в том, о чем они умалчивают, чем в том, о чем разглагольствуют.

Отсюда


*
Вопрос непраздный. Апофатика и катафатика. Пафос и апатия. Скупость Расина - средство изображения. Обилие Корнеля  предвосхищает наше настоящее - "мир может быть любой" и - "всё со всем".