?

Log in

No account? Create an account
птицы

kamenah


На Середине Мира

Стихи. Дневниковые записи.


НА СЕРЕДИНЕ МИРА - ВАЛЕРИЙ ДЁМИН - ЧЁРНЫЕ ДЫРЫ (лирическая поэма)
птицы
kamenah
НА СЕРЕДИНЕ МИРА
анонс летнего альманаха
Из лирической поэмы
XIII
В моей душе нет силы тяжести.
Она болтается в мирах,
Как пламя, — пока не свяжется
От тени к тени, сжирая порох в прах.

Мы черепахи — в наших черепах,
Всемирной ночи тёмное движенье.
Не сбиться с круга в жерновах
И вне себя не отыскать спасенье.

Тяга к тени. Тяготенье.

И тихий ангел пролетел,
Не дрогнув ни единой веткой.
Кто ведает значение утрат?
И можно, говорят, спуститься в ад
За обронённою салфеткой.

(продолжение следует…)

ЕЛЕНА САХНО
птицы
kamenah

Елена Сахно

от ugunskrusts83

сахно

Жила в Германии, писала по-немецки, сороковые двадцатого века. Наиболее известен роман "Неугомонная душа" ( «Rastlose Seele»).

*
Как рождается первая книга, первый роман?..

Об этом меньше всего знает писатель. Она рождается в какой-то горячке, необъяснимо — почему, необъяснимо — для чего.

Великая, непоборимая жажда высвободить себя от переполнивших чувств, мыслей, виденного, пережитого. В ней много возвышенных образов, больших эпитетов, она пишется без перечеркиваний, единым дыханием, как в чаду. Она звучит, как речь долго-долго молчавшего. Это вообще все больше похоже на весеннее половодие, чем на труд.

Пройдет время, книга выйдет в свет, и чьи-то руки разрежут ее нетронутые листы. Автор будет мучиться и жалеть о том, что не вычеркнул того-то, не переделал этого, кое-какие строки покажутся ему до стыда напыщенными или до ужаса беспомощными.

Первая книга – это весна, это начало жизни. Это первенец, рождённый огромной пламенной любовью. Оставим сухие придирки и брюзжания – желчным старикам, давно забывшим, что такое весна и первая любовь, и с радостным волнением будем слушать молодой голос пришедшего в нашу литературу человека.

Первый роман всегда глубоко личен, он больше, чем последующие, уходит корнями в свою жизнь, в своё пережитое. (Как бы потом ни старался автор уверить нас, что описанное в романе никакого отношения к его личной жизни не имеет). И по иному и не может быть. Тот, кто одарен, тот, над кем грянули первые грозы жизни, тот, кому дано видеть дальше и слышать лучше – не может молчать. Все его существо непреодолимо требует его ответа, требует голоса.

Метки: