?

Log in

No account? Create an account
птицы

kamenah


На Середине Мира

Стихи. Дневниковые записи.


МУЗЫКА
птицы
kamenah
"...из наслаждений
одной любви музыка уступает,
но и любовь - мелодия..."

АСП

В детстве сороковая симфония Моцарта, довольно часто выпадавшая из радио как сырая ветка дерева, казалась мне символом непреодолимой грусти. Она словно говорила мне: ты, конечно, не умрёшь, но тебе всю жизнь будет грустно. Популярность Моцартовской симфонии смущала. Адажио соль-минор (любимая моя тональность, после ре-минор) Томазо Альбинони сейчас воспринимается так же. Как музыка для популярных фильмов - ей чего-то не хватает. Но восторгаться уже не могу. Хотя музыка действительно, действительно красива. Очень красива. Знаете, мне больше нравится Полонез Огинского. Там столько жизни. Но сейчас - только Альбинони. Неизбежное. Нелюбимое. Необходимое.

"Знаменитое Адажио соль-минор Альбинони было опубликовано в 1958 г. первым биографом Альбинони Ремо Джадзотто, утверждавшим, что он реконструировал его на основе крохотного фрагмента, найденного им в 1945 г. Адажио соль-минор достигло той степени знаменитости, когда произведение регулярно транскрибируется для других инструментов и используется в массовой культуре, например как фоновая музыка в фильмах («Галлиполи», 1981), а также в телепрограммах и рекламе. Адажио часто исполняется во время траурных церемоний и столь же популярно, как «Траурный марш» Шопена и «Смерть Озе» Грига. Между тем современные специалисты полагают, что это произведение не имеет к Альбинони никакого отношения и полностью сочинено Джадзотто" (Просто Город Золотой какой-то)


ПРОЗЕРПИНА
птицы
kamenah


Она действительно великолепна.

Пространства Тициана, за Исключением Крестителя Эль Греко, непонятно как возникшем на этом итальянском Иордане, никак не могли для меня сравниться с уголками Дартмура, тридцать на двадцать сантиметров, или с побережьем Корнуолла. Просто Диккенс какой-то. Все на месте в сиянии английского неба: Байрон, Шелли, Китс. Чосер читает Христу свои "Рассказы". Монна Помона и Монна Ванна хотели бы прикусить свои яркие губы от зависти, что основное внимание обращено не на них, но не стали. Выставка конечно скупая. Нет Уотерхауса, нет Тёрнера, моей любимой Леди из Шалота и многого другого. Есть нежнейшая Аурелия, Офелия Миллеса (Офелия Миллеса и Прозерпина Россетти создают всё пространство выставки). Есть прекрасные витражи и шпалеры. О, это мой мир. Это бесконечно цветная и нежная страна. Я там смогла бы жить. Хотя бледный лоб смерти, присмотревший, можно различить в челе каждой прерафаэлитской героини. Идти стоит. Стоять в очереди недолго. Уходить надо. Потому что есть опасность не вернуться. Страна солнца и мёда, страна цветных пчёл.
Метки: ,