?

Log in

No account? Create an account
птицы

kamenah


На Середине Мира

Стихи. Дневниковые записи.


НА СЕРЕДИНЕ МИРА - май - АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВ
птицы
kamenah
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВ
стихи из книги

"НЕ ПОКИДАЯ СВОИХ МУЛЬТФИЛЬМОВ"
"Айлурос", 2013 г

Алексей Александров

***
С этого начинается твой букварь? —
Сдобная родина лезет на всех дрожжах.
Вкусно с грибами? Еще испечет январь,
Для молчаливых особенно ворожа.

Это монтажная пена, почти глазурь,
Новые окна не портят знакомый вид.
Переживем и холод, вернем июль,
Если тебе о чем-нибудь говорит...

Слоги тебя не слушают, из-под парт
Ноги в каких-то гольфиках расписных.
Ма! — задержи дыхание, выдох: а-р-р-рт!
Вот она, чистая рамочка для весны.

На Середине Мира - май - ИЛЬЯ ТЮРИН
птицы
kamenah
ИЛЬЯ ТЮРИН



ДОМ ИЛЬИ

2
Я сорвался... (не в духе был древний фетиш,
Проводник мой не вовремя запил),
Так срываются вспять с непогашенных крыш
Поколения бронзовых капель...

Я сорвался, сорвав свое тело с моста,
В неожиданно ласковый хаос,
И предрек мне из «нет» направление в «да»
Фонаря указательный палец.

1-3.03.1996

НАБРОСОК
стихи

МАРИНА КУДИМОВА
о поэзии
ИЛЬИ ТЮИНА


Обратим внимание на то, что имя Божие поначалу снова табуировано — «священный старик», затем подменено нейтральным «Всевышний», затем, по-прежнему не называемое, сконтаминировано из атрибутов Бога-Отца (мотив Синая и скрижалей) и Бога-Сына («люби их до боли потом»). Причем, Бог-Любовь внешне противоречит гневному Богу, мечущему «угли», что, кстати, является прямой аллюзией на Книгу Исход: «Гора же Синай вся дымилась оттого, что Господь сошел на нее в огне; и восходил от нее дым, как дым из печи, и вся гора сильно колебалась…» (Исх.19:18. Интонация приведенных отрывков явно восходит к записному богоборцу русской поэзии минувшего века — Владимиру Маяковскому, и только через него, опосредованно — к Бродскому, чья поэтическая генеалогия несомненно ведется от Маяковского. Юный Илья Тюрин защищается иронией, заимствованной у Бродского, от подростковых инвектив, которыми так обилен Маяковский, но за номинативными заменами прячется такая страсть и такое духовное напряжение, что ирония уже не помогает их завуалировать.

НА СЕРЕДИНЕ МИРА - май - ОЛЬГА БРАГИНА
птицы
kamenah


ОЛЬГА БРАГИНА

ЦЕЦИЛИЯ
стихи тринадцатого года


***
принцесса Цецилия выросла в спартанских условиях.
ее отец был строг к своим детям, но мягок к подданным,
в либеральных реформах увяз, историософских теориях,
и в государстве миазмам скорбным, костям обглоданным
не было места, соседним князьям продавал чернозем —
в общем Цецилии эта война ни почем.
частицы конденсата воды спускаются с гор Кавказа,
я не писала в пространных письмах тебе ни разу,
как украли ради презренного злата ее абреки —
ну и как на этой земле не разувериться в человеке.
она укутана в газ и прозрачный тюль —
когда уснула, на улице был июль.
Петр и Павел в одноименном своем соборе
грозно глядят на тех, кто во дворик вскоре
выйдет, пойдет в музей старинных монет
так, будто смерти на аверсе больше нет.

НА СЕРЕДИНЕ МИРА - май - АНДРЕЙ ПОЛОНСКИЙ. Стихи тринадцатого года.
птицы
kamenah


АНДРЕЙ ПОЛОНСКИЙ

СТИХИ ТРИНАДЦАТОГО ГОДА


*
успешный хлеб холеное вино
доступный опий эллинское чванство
топь времени блудливое Оно
бездарное счастливо оставаться
мираж морочит марочка ее
рассасываешь долго и влюбленно
и как Малевич паки-бытие
раскрашиваешь в черное