October 24th, 2015

птицы

новенькое, эссе

СОЛДАТ БОЛЬШОГО УХОДА

«Аквариум» открылся мне намного позже, чем, например, «Пикник». Что странно, потому что «Синий альбом» и «Треугольник» предположительно должны быть в головах моего девичества – начало восьмидесятых. Но по-настоящему я начала слушать «Аквариум» после тридцати пяти. И с совершенно неожиданного «Электрошока», который, впрочем, знала и раньше. Таким «Аквариум» был для меня до моего знакомства с ним, и таким остался. Осознание собственной безответности перед всем происходящим – как если бы на моих глазах совершалась катастрофа без начала и конца. И в ней была моя – нет, не вина. Жизнь. В которой ничего не теряется, и не могло бы потеряться, так как живых и мёртвых нет. Так разрушенный дом прорастает сквозь новый - как молодые веточки прорастают сквозь заводскую стену. «Аквариум» для меня - и Андрей Романов, и Ваня Воропаев, и Саша Куссуль, иконописная красота которого порой затмевала сияющий лик БГ. И божественный Гаккель, и цветущий стихами Джордж с его всегда немного отрешённой улыбкой. Всё их великолепное шествие шло сквозь БГ, которого порой словно не было, а порой казалось, что он ненавидит всех и вся.

Collapse )