?

Log in

No account? Create an account
птицы

kamenah


На Середине Мира

Стихи. Дневниковые записи.


АЛЕКСАНДР ЧАНЦЕВ - НАТАЛЬЯ ЧЕРНЫХ. Не сразу верь слову "боль".
птицы
kamenah
Alexander Chantsev задавал вопросы, я отвечала. Диалог был сложный, поперечный. Вопросы шли как дождь, с неожиданной стороны. Пряталась и стреляла из укрытия. По дождю.

Затем начался второй период неофитства, уже взрослого неофитства. Стали появляться персонажи, сюжет и рассказы целиком. Сначала — персонажи, и конечно, героиня: слабое, замкнутое, упрямое существо с катастрофически высоким индексом выживаемости. Выдумывать сюжеты не нужно было, все находилось перед глазами. Персонажей полюбила и переживала за них, в судьбу прозы не верила ни на грамм.

Знакомая критикесса, авторитетно подняв большое лицо, порой говорила мне, не ведая, что пишу прозу:

«Это один Лермонтов умел: одновесно и прозу, и поэзию писать. А вы писать прозу не сможете, вы поэт».

А я тем временем партизанила и допартизанилась. Та же критикесса потом кричала на меня, что мол, ничего в «Мелкой сошке» не понимаю.

Мне очень везет на неформальных критиков, и совсем рядом живущих. Они меня не видят. Не то что не замечают, а не видят. Тем временем героиня открыла глаза и начала говорить.

Героиня меня измучила. Потому что вся проза растет из ее речи. Я порой ссорилась с ней, как с живым человеком. У этой героини в жизни немного инструментов: влюбчивость, доверчивость, умение мгновенно исчезать и умирать. То есть, все то, чего у меня в тридцать лет уже не было. Я интроверт, мне сложно представить что-то кроме норы.