?

Log in

No account? Create an account
птицы

kamenah


На Середине Мира

Стихи. Дневниковые записи.


Previous Entry Поделиться Next Entry
ГАБРИЕЛЬ (из романа в стихах). 2002 г.
птицы
kamenah
http://pics.livejournal.com/kamenah/pic/0003hf47

ЗИНАИДА НИКОЛАЕВНА

*

Дома вдруг, ближе к ночи - звонок.

Голос Гиппиус.

 

- Что там случилось?

Что с чахоткой твоей, дружок?

Все скажи.

Горе, сдайся на милость!

*

Через пару коротких часов,

золотистой кометой незваной,

в дверь вплыла Зинаида Николавна

в окружении двух докторов.

*

- Я вернулась два дня как, не боле,

и услышала страшную весть.

Габриель скоро будет на воле,

но Господь наказал его спесь.

Как услышала? Будто не знаешь!

Слухом полнится наша земля.

Что же? Яйца сырые глотаешь?

Ну, так с сахаром сделаю я.

 

*

И - звонить Мережковскому.

 

Мэри

то заснет, то проснется. В бреду

все ей чудилось хлопанье двери

и почмейстер, несущий беду.

 

*

Доктора, осмотревши больную,

расспросив, сколько можно, нашли

инфлуэнцу, простуду шальную,

дали капель и скоро ушли.

*

Зинаида Николавна осталась.

Космы чуть рыжеватых волос,

аромата тяжелого сладость

и румянец чахоточных роз.

*

Забралась в Габриелево кресло,

и с ногами.

Прислугу позвав,

наказала про кушанья веско,

что-то в книжке своей записав.

*

Из портфеля, подумав, достала

горький запах почтовых листов,

написала две строчки - начало

первой из неоконченных строф.

 

*

И - звонить Мережковскому снова.

 

- Дорогой мой, ты помнишь, папа...

Ты спроси - мне довольно полслова.

Безударная лучше стопа.

 

*

Мэри вскрикнула вдруг.

Для поэта

слезы хуже сонета порой.

Гостья важная, вместо ответа,

лоб потрогала: спи, дорогой!

На часы посмотрела. Велела

быстро теплой воды принести,

капли сделала.

И не посмела

разбудить Мэри раньше шести.

 

*

Нынче кушанья поданы рано.

Мэри вспомнила вдруг про стихи.

И достала листок.

Словно рану,

целовала след милой руки.

 

*

Зинаида Николавна взглянула,

справедливости горькой полна,

и направилась в кресло со стула,

прочитать.

Вот что видит она:

.

«Любовь! Мне чудно и представить,

что ты моею можешь стать!

Я сердце захотел рукой расправить,

оно взлетело - мыслью не достать!

 

Но ты моя, любовь! О, это чудо!

Свободная, ничья - и вдруг моя.

Ты - образ Бога, но и образ друга,

душа твоя - кристальные моря!»