птицы

kamenah


На Середине Мира

Стихи. Дневниковые записи.


Previous Entry Поделиться Next Entry
Денис Новиков
птицы
kamenah
Что говорила о Денисе Новикове 16 ноября в 24 аудитории Литинститута.

Проект Бориса Кутенкова "Они ушли - они остались" действует!



ДЕНИС НОВИКОВ

Родился 14 апреля 1967 года.  Умер 2004 г.; внезапно остановилось сердце. Жил в Москве. Учился в Литературном институте им. А.М. Горького. Участник группы «Альманах». Член Союза Российский писателей. Несколько лет провел в Англии и Израиле. Стихи публиковались в журналах «Театральная жизнь», «Огонёк», «Юность», «Арион», «Новый мир», «Знамя». Выпустил четыре книги стихов. Послесловие ко второй книге Новикова — сборнику «Окно в январе» (1995) — написал Иосиф Бродский. В последние годы резко порвал с литературным кругом, практически не печатался.

История разрыва Новикова с литературным миром классическая – это история одиночки и стаи. Череда обманов и разочарований. Даже если его и печатали - отзывов на публикации было мало. Складывалось впечатление, будто его имя нарочно замалчивалось - поэта Новикова никто не воспринимают всерьёз. А это было совсем не так.

Помню его в 1988 г., когда работала в библиотеке. Денис появлялся всегда не один, так что это казалось необходимой его частью - свита. Он действительно напоминал принца  - тонкий, с выбеленной чёлкой. Свита состояла или из нескольких красивых девушек (об Эмили Мортимер я тогда не знала) или развесёлых молодых людей, отнюдь не студентов Литинститута. Семь поэтов и один певец. Певцом был, конечно, он - а как могло быть иначе? Много позже, прочитав статью "Петушиные яйца кокни" я поняла, что этот образ - принца кокни, родившегося в радиусе звука любимого колокола - у меня и сложился. Разговаривал тихим голосом и при разговоре несколько раз улыбнулся. Улыбка была странная - что он, чудак, блажной... Или под каким влиянием какого вещества... Но возможно я видела его в особенные минуты. Когда увидела первый раз, Денис стоял под окном, а из окна - широкие сентябрьские лучи. Одет был всегда к лицу; сложно было представить, что может быть иначе. При всей хрупкости облика была почти давящая значительность - иначе бы я не запомнила его. Талантливых читателей было много.

Стихотворение "что любовь и совесткая власть" знали в Литинституте почти все. Для меня так и осталось самым показательным (так и хочется сказать: программным; но какая в виду Дениса может быть программа?). Новиков писал о своём времени так, как будто уже лет тридцать в нём не жил. Будто вся постсоветская чернуха уже позади, а осталось лишь небольшое количество воспоминаний, которые (соответственно, в небольших дозах) полезны как змеиный яд. Не только в этом стихотворении, но и в других видна особенная трезвость поэта. Это взгляд не напряжённый, но пристальный и ясный, как иголка, как спица. Которой пытать не будут. Но которая может очень и очень пригодиться. Новиков для меня - поэт ЧИСТОЙ воды.

Язык он слышал удивительно. Иногда его несло; и чувство ясности давало небольшой омуток, сверхъясность (степь - свистеть). Взять любую строчку - да это какой-то хлебниковский код. Смысл в словах как единицах, смысл в аллитерациях. Струйки родника в озере.

Эта простота и ясность казались бы совсем бесцветными, но Новиков умел расписать красками даже ясность. Его поэзии свойственен кураж, но без эпатажа. Скромный кураж, я бы сказала. Настоящий кураж кокни, который происходит от мудрости и опыта, а не от удара в голову непонятно чего. Этот кураж делал его стихи неудобными - ведь тогда мода была именно на эпатаж. О многих поэтах пафосно говорили и говорят: в их стихах есть боль, но нет иронии. Как правило это ложь. Вот стихи, в которых действительно есть боль, но нет глумления.




  • 1
Вот спасибо, почитаю!
Это мой любимый поэт.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account