?

Log in

No account? Create an account
птицы

kamenah


На Середине Мира

Стихи. Дневниковые записи.


Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
НА СЕРЕДИНЕ МИРА - РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ОБНОВЛЕНИЕ
птицы
kamenah
Стихи Гавриила Маркин "Единственная Графема" новый срез коры довольно любопытного поэтического дерева. В этих стихах есть не очень приятная на первый глоток смесь подмосковного говорка и переводов с иностранных языков (например, с немецкого: Бенн, Целан). Примерно то, о чём Грибоедов (устами Чацкого) сказал: смешенье языков - французского с нижегородским. 


***
плафоны люстры —
  это облака
которые никуда не уплывут, —
над койкой паралитика, 

и окно,
в нем растет лес
и бурьян-отповедь, 
в нем растет лес. 


Если взять только критический угол к рассматриванию этих стихов, то всё равно невозможно отказать им в тонкой и сильной магии. Ведь сколько ни говори - это или то ничто, ничто, ничто - вещь не исчезнет. Стихи Гавриила Маркина основаны на ритме - как когда-то писался "Кинематограф" Юрия Левитанского, как писал Геннадий Айги. Именно ритм, а не смысловые фрагменты (нечуткий читатель станет в этих стихах искать стройное внятное высказывание) являются сутью этих стихов. Эти стихи - как импульсы космического корабля. Это, если угодно - псевдо-речь, речь, идущая из ларингофона, замена человеческого голоса. Но ведь - современный поэт существует в пространстве, где есть голод на человеческий голос. Это попытка воссоздания на новом урове и с более устойчивыми адаптационными данными того, что уже навсегда ушло. Это фантастический идеализм в поэзии. 


П. сидел в кустах задиристой крапивы
на площади чужого города
на осколках летательного аппарата; 

чужие сочли его шпионом,
свои — дезертиром,
судьба его теперь незавидна ~

слово и запахи, незавидная судьба,
в синем поле тлеют астры




без числа

Семь записей о семи авторах Обновления. 

Стих Станислава Бельского разу же останавливают внимание, великолепно оформленной естественностью формы стихотворения и интонацией высказывания. Это стихи-раковины на морском побережье. Два качества - причудливость и естественность прекрасно видны в новом дискурсе - дискурсе поэзии, чуждающейся всякой заданности. Эти стихи не хаотичны (или стихи ни о чём) - они причудливы, и как всё причудливое - повествуют о драме утраты. Это конечно модная, новая поэзия - но не значит, что это поэзия без принципов и критериев. Во всём действительно стоящем новом есть этот каркас - принципы и критерии. Бельский выбирает деталь как единицу смысла. Драма в стихотворениях Станислава Бельского раскрывается через одну-две детали на тщательно прописанном фоне. 


(Танец может продолжаться 
бесконечно долго, 
пока кто-нибудь не включит душ 
или не лязгнет дверью лифта).  


Станислав Бельский наблюдает, описывает и раскрывает противоречие между двумя тенденциями - стремлением перегруженного цивилизационного потока отказаться от деталей и стремлением человека к детали. Гибнет человек. В этих стихах (не побоюсь сказать) есть нечто глубоко антиглобалистское и антицивилизационное. Пусть я преувеличиваю - но не намного. Эта суховатая по эмоциям (хотя как сказать) лирика, подчёркнуто негромкая и камерная - вдруг обретает чистый высокий пафос. Порой чувствуется и нечто античное. 


В этом доме 
так много помещений, 
и чего тут только нет: 
я видел 
осёдланных лошадей, 
запылённые старые автомобили, 
целую галерею 
фотопортретов Веры Холодной 
и пьяных в дым, 
но всё ещё довольно адекватных 
царскосельских балбесов. 
Я даже пытался побеседовать с Гёте, 
но он выставил меня за дверь, 
едва услышал ломаный немецкий. 
И только в одну комнату 
я не могу найти путь: 
в ней сидишь ты, 
глядишь на расклешённую 
осеннюю дорогу 
и укачиваешь чужого ребёнка.  


Это самая настоящая "хитроумная" поэзия. Георгий Адамович нашёл довольно интересное определение поэта - "подлинный". Это "подлинный" не зависит от масштаба. С "подлинный" сочетается "чистый", "искренный". Мне думается, поэзия Станислава бельского могла бы называться этим словом - "подлинный".


  • 1
Благодарю за тёплые слова. Я очень тронут.

  • 1