?

Log in

No account? Create an account
птицы

kamenah


На Середине Мира

Стихи. Дневниковые записи.


Previous Entry Поделиться Next Entry
дневник
птицы
kamenah
Как бы мы, живущие в Москве литераторы известного в узких кругах поля, разговаривали бы друг с другом, если бы долгое время находились безвыходно в одной большой камере, наподобие выставочного помещения Зверевки? Наверно так же, как на свободе - хамством. Так же знали бы всё про всех знали и другим рассказывали. Так же бросали бы бумажные стаканчики и куски торта под ноги.

То что до слёз трогательно - никто не понимает, что это всё именно так. Все же свои, а мы своих любим, и я не исключение. И вот это - своих любим - оно же действительно вызывает взаимные сентиментальные волны. У, какая подлость.
Метки:

  • 1
Вот потому я рад отсутствию необходимости видеться с литераторами. Вообще, не может не тошнить, к примеру, когда много поэтов, а пространства мало. Непременно выяснится, что поэтов на самом деле мало, а остальные дышат чужим воздухом. И тупо-горделиво повторяют за Мандальштамом, что это "ворованный воздух".

Нандзед, судя по тону - вы в отличной форме)

Но ваш такт отметил на видео с Филипповым. А усато-бородатый толстяк, тупо повторявший, что "мы только начали въезжать", заслуживает хорошего мордобоя. Вообще, бОльшая часть всех этих "творцов" хуже, чем бывают просто обычные люди без претензий.

Седой - Пётр Брандт, доступен на Полутонах и На Середине Мира. Дядька замечательный, но вот так мы ракию пили.

Мне все равно, кто он, я и так вижу, кто он, и сам. В одной фразе всё проявилось, стоит её лишь повторить три раза подряд без всякой надобности(())). Филиппов - как догорающая свеча был, не стоило с ним пить ракию.


Вообще, заметил, как много там в литтусовке толстых мущщин такого тиипа и "жэншын в брюках". Это что-то симптоматически-гормональное.

Простите, разболтался я. Мне дай волю, мир стал бы езуитским монастЫрем

Да, одного арианина уже знаю.

*
Василию налили чуть-чуть, но он не стал пить - что-то не понравилось. Попробовал, потом отставил стопочку. А вот кофе ужасно любил. Или мне так теперь помнится? Я его совсем немного знала.

Просто у меня рождается гнев, когда я думаю о судьбах навроде филипповской. Противно славословят все его, нет трезвости ни в чём. Так много грубой неточности, переходящей в ложь прямо на глазах.

  • 1