?

Log in

No account? Create an account
птицы

kamenah


На Середине Мира

Стихи. Дневниковые записи.


Previous Entry Поделиться Next Entry
НА СЕРЕДИНЕ МИРА - скоро осень - АНАТОЛИЙ ДЖОРДЖ ГУНИЦКИЙ: Где прячется звук. Стихи
птицы
kamenah


"Верлибры по-прежнему продолжаю сочинять,
причем этот чудесный и классный для меня драйв свободного стиха продолжается уже со мной более десяти лет нон-стоп.
P.S. George стал звать уже много лет назад Боб Гребенщиков, он решил тогда, что похож я на Харрисона. Так вот и катит с тех самых пор".


МОЯ ДИСЛОКАЦИЯ

Я хотел сменить дислокацию
Переместиться оттуда сюда
Потом еще куда-то еще
То ли подальше
Или не знаю даже
Но не сложилось

Прогрохотали колеса
По бетону воды
Зажглось небо
Вздернулось задрожало
Вскоре поспешно погасло

Что-то переместилось в дальнем углу
Только дислокация осталась прежней
Неизменной
Говорят что подобное
Бывает нередко
Но со мной случилось впервые...


*
Имя Джорджа Гуницкого в особенном представлении не нуждается. Усталый матрос, прекрасный как Охтинский мост, граф Диффузор - всё это он. Но вот новый ракурс Гуницкого - питерский поэт, живущий вне суеты, рассматривающий детали ежедневной жизни, как буддист, погружающийся в эти детали, к последним смыслам бытия: жизнь, смерть. В этих стихах - как в поезде. Предположительно - но только предположительно - знаешь, на какой горке подпрыгнет, в какую сторону повернёт. Однако, когда сел (начал читать) и поезд тронулся - оказывается, всё знакомое ушло, а остались извилины незнакомой вселенной, по которым, вместе с флегматичным рассказчиком (которого не следует полностью отождествлять с автором стихов) - путешествуешь. И не факт, что это путешествие закончится хоть когда-то. Эти стихи аутентичны - они как ель в лесу распространяют в разные стороны лапы-строки, покачиваются, кажутся неловкими. Но если присмотреться - каждое стихотворение напоминает карту того или иного района Санкт-Петербурга. Это очень петербургские стихи: рефлексирующие, мрачноватые, почти циничные, но при этом очень темпераментные, нервные. Стихи питерского отшельника.