?

Log in

No account? Create an account
птицы

kamenah


На Середине Мира

Стихи. Дневниковые записи.


Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
ЧЕТЫРНАДЦАТЬ
птицы
kamenah
foxword
СЕРГЕЙ ИВКИН

РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ ПРОЕКТА
"ТОЛЬКО ДЛЯ СВОИХ"

о книге Наталии Черных "ЧЕТЫРНАДЦАТЬ"
ЖУРНАЛ "ВЕЩЬ"


Книга 00. Наталия Черных. Четырнадцать

Можно ли, следуя за Франциском Ассизским,проповедовать цветам и птицам?  Речь будет построена по другому. Потому что ищешь не человеческого внимания и понимания, а собственного прозрения. Такая речь состоит из восклицаний и одёргиваний себя, из страха зайти слишком далеко и открытиявсех найденных амфор Пандоры. Именно к одинокой проповеди пришла Наталия Черных в книге «Четырнадцать». У этих стихов нет адресата, они пугают и напрягают, словно подсматриваешь то, что тебе не просто запрещено, а опасно видеть. И именно потому эта книга требует глубокого проживания, сопереживания, осознания всего подсмотренного-подслушанного. Слух и зрение в ней крепко сплетены, вообще не встречается логических умозаключений, только снятые и напрямую брошенные на бумагу чувства.

Отсутствие оценки происходящего, констатация произошедшего через читателя доводит некоторые тексты этой книги до величественных панорам, где Босх, Брейгель, Кранах и Пикассо становятся неразделимы. От «После Освенцима» до «Купания монахинь» тянется нить существования в теле. От «Удайпура» до «Моей оды к радости» - нить существования душой. Это документальная поэзия, русские «Записки у изголовья», где изящество речи - не жест, а устройство голоса. И именно тексты о пении позволяют заглянуть за изнанку произносимого: для цветов и птиц проповедь не говорится, поётся.

А (душа) надевает полукотурны, румянит лицо поверх бледной маски,

выходит, являя бельканто.

Унизительно. Проклято и вожделенно. Как единственно верное слово,

как матери слово.

(Итальянская опера в пейзаже)