?

Log in

No account? Create an account
птицы

kamenah


На Середине Мира

Стихи. Дневниковые записи.


Категория: литература

НЕВОСТРЕБОВАННЫЕ
птицы
kamenah
НЕВОСТРЕБОВАННЫЕ
Новая поэма в ЛиTerrатуре
.
Написана около года назад. Кто любит "Пиьсма заложника" - сюда.

*
Почему они люди?
Не подходи, у кого на проезд,
На общественный транспорт
Средства в наличии.

Почему взяты сны,
Когда в человеческой жизни
Большая часть
Растет не из снов?

А если из снов
Бытие произрастает,
Сон и цена ему.

Сон к зеркалу пленкой не примотать
Накануне перемещения
С места на место.

Сны порой возвращаются.

ФБ любовь моя (роман в постах)
птицы
kamenah
"Волга" 7/8 2019
роман в постах
"...даже не знаю, от чего я больше завишу: от препаратов,
которые принимаю каждый день с каким-то паскудным изяществом, или от этого всеобщего цифрового сожителя, важность которого так хорошо оттеняют люди, у которых
фейсбука нет. А фейсбук есть у всех, в том или ином виде, стоит только поискать, и найдется что-то, хоть школьный дневник, и это тоже фейсбук – далее просто фб."

Владимир Коркунов. Черкизон обетованный.
птицы
kamenah
Рецензия Владимира Коркунова
на "Неоконченную хронику перемещений одежды"
в новом ЖЗ.


Специалист, начинающая полнеть, стильно стриженная платиновая блондинка, вынесла снимки и сказала просто:

— Диссоциация[3].

<…>

— Ну, если клинические данные за, то и заболевание есть. Вы запишитесь к специалисту, с вашим диагнозом всё равно к нам вернётесь.

И она возвращается. Под окна корчащемуся от нехватки кайфа Никиты. Под высокомерное покровительство Анны. Под бок к осуждающей, но беззащитной матери. А параллельно теряет себя. На тусовках, в суицидальной блевоте, падая в обморок в вагоне поезда, гуляя с псом во время жития у поэта, на исповеди у избившего её священника… Моральные потери фрустрируют физические потребности Или. Цель не является источником удовольствия, она — это путь. А возмещает пустоту одежда. И является утешением:

Жить на глазах у матери, которая так и не поняла, что дочь уже выросла и стала инвалидом. Мать теряет зрение и разум на моих глазах, которые сами уже плохо видят. Всё же одежда — утешение.

Это написано больно, во весь голос.


новенькое
птицы
kamenah
Радуга
(Arrival & reunion)


В тот год, в кромешную жару,
Задумавшись о Рождестве,
Она сплела из шерсти коз
Двенадцать радужных полос;
У радуги двенадцать стрел,
А семь полос – ее сестра.


Два красных, алый и кармин,
Цвет ноготка всего один,
Три желтых: лютик и песок,
А так же золото на них,
Зеленых четверо идут:
Листва, хвоя, трава да ил,


Два синих: море к небесам,
Их предваряет голубой,
Что в синем тонет молнией
И потому его как нет,
Он синий держит на руках;
А фиолетовый один.


Цветенье шерсти, вязка слов,
И если б высохла земля
И все растения на ней,
Двенадцать рек пришли бы вновь.
Она не ведала о том,
Она сплетала Рождество.


Она сплела слова как шерсть:
Прекрасен как Иосиф ты,
В бою силен как царь Давид
И мудрый словно Соломон,
Ты господином наречен
Моей зеленой стороны.

Цыганские сказки в "Новом мире", 5/2019
птицы
kamenah
Наталья Черных
Цыганские сказки



ГЕРР МАННЕЛИГ
птицы
kamenah
ГЕРР МАННЕЛИГ

В светлый день мидсаммер, до утренней зари
сладко дремлют солнце и птицы.
Покинула царевна-тролль владения свои,
услыхал песню чудную рыцарь:

— Я дочь владыки фьордов, я дочь владыки гор,
я тебя полюбила, героя.
Ты краше всех на свете, в бою ты смел и тверд,
но приветлив будь нынче со мною.

Герр Маннелиг, Герр Маннелиг,
возьми меня с собой,
стану доброй тебе женою.
Скажи одно лишь слово -
девой станет тролль,
ответь мне «да» или «нет».

Вот первый дар — двенадцать белоснежных кобылиц,
ноги легче весеннего ветра,
их солнце не взнуздало, их пойло -— свет зарниц,
нет седла на них лунного света.

Герр Маннелиг, Герр Маннелиг,
возьми меня с собой,
стану доброй тебе женою.
Скажи одно лишь слово —
девой станет тролль,
ответь мне «да» или «нет».

Двенадцать дивных мельниц, из меди их крыла,
От Тилле до Терно алеют,
на жернове на каждом узор из серебра,
они смелют и самое время!

Герр Маннелиг, Герр Маннелиг,
возьми меня с собой,
стану доброй тебе женою.
Скажи одно лишь слово —
девой станет тролль,
ответь мне «да» или «нет».

Вот новый дар чудесный — отцовский светлый меч,
О пятнадцати кольцах бесценных.
Он бьет куда прикажешь, его смертельна речь,
Он всех битв господин во вселенной.

Герр Маннелиг, Герр Маннелиг,
возьми меня с собой,
стану доброй тебе женою.
Скажи одно лишь слово —
девой станет тролль,
ответь мне «да» или «нет».

Нетканая рубаха мой самый ценный дар,
Серебро мягче шелка сплетала,
Узор из красной нити, красивей мир не знал,
Чтобы тело твое одевала.

Герр Маннелиг, Герр Маннелиг,
возьми меня с собой,
стану доброй тебе женою.
Скажи одно лишь слово —
девой станет тролль,
ответь мне «да» или «нет».

Герр Маннелиг ответил, был ответ суров:
— О царевна, язык твой раздвоен.
Нет на тебе распятия, не нужно мне даров,
Я Христов человек, и я воин.

Герр Маннелиг, Герр Маннелиг,
возьми меня с собой,
стану доброй тебе женою.
Скажи одно лишь слово -
девой станет тролль,
ответь мне «да» или «нет».

— Горе мне, — сказала дева, да исчезла вдруг:
В человека безумно влюбилась!
Ты жесток, Герр Маннелиг, а стал бы мне супругом,
То мученья мои завершились.

Герр Маннелиг, Герр Маннелиг,
возьми меня с собой,
стану доброй тебе женою.
Скажи одно лишь слово —
девой станет тролль,
ответь мне «да» или «нет».

ЧНБ 2019 переложение

дневник
птицы
kamenah
дневник

Июнь традиционно время высокой активности: вечера, премии, фестивали, какие хочешь. Обзоров я давно не пишу и этому рада.

Про премии. Мне довелось работать не в самых мелких - простым ридером и помощником ведущего ридера. В жюри никогда не входила и не хочу, награждения были, но малозначительные. Но вот мой взгляд изнутри.

Премия дается не произведению или автору, а номеру на скачках. Мнение к началу работы премии уже сформировано. Некая грандесса так и сказала про одну премию: я уже пришла на все готовое. И это правда.

Однако премия дает довольно веселый гипноз: тебя оценила общественность (дали диплом), и прочие радости. Поела на фуршете в ЦУМе, например, как было со мной. Это очень важная часть жизни автора, почти как деньги.

А вот деньги - главное. И кому их дать, ни качество произведения, ни известность автора не подскажут никогда. А подскажут - люди и обстоятельства: состав жюри, легкое местничество, связи, активность мерцания в литературной пене и прочее.

Так что пусть будет больше денежных премий и номинаций в них, авось поэты с писателями и купят себе выпивку.
Метки:

Андрей Полонский о новой книге ЧНБ "Закрытый показ", НЛО, 2018
птицы
kamenah

"Мы слышим голоса, которые приходят к нам из сумерек, где покоится время. Они пробиваются к нам сквозь шелест и шум, обретают весомость, их тяжелит плоть, их пронзает свет. Но всегда и всюду у голоса только три пути. Один ведёт по лабиринтам дат, от жизни к жизни, другой — уходит глубоко в землю, ищет почву и корни, блуждает по тоннелям и пещерам. И, наконец, третий возводится к небесам, к общему источнику всего этого говорения, бытования, случайных встреч, разлук, связей, полузнаний и полусуждений.

Так бывает в живописи, когда картинка значит совсем не то, что на ней нарисовано. Она — всего лишь (даже не символ, нет) — намёк, полуобман, способ вылета за пределы расчерченных измерений. Но ты не можешь оторвать от неё глаз, она притягивает тебя снова и снова.

По новой книге Наталии Черных ведёт именно эта сила возведения: отсюда — к источнику бытия. В сущности, это старая практика, и отнюдь не только литературная. Так устанавливается «связь» между повседневным существованием и дыханием, на котором всякое существование крепится.

Однако есть вещи, которые умеет только поэт. Он отпускает свой голос и возвращает его обратно, используя оговорку, деталь быта, случайный предмет или поступок, как сачок, на который ловится нечто, уже, казалось бы, лишившееся плоти. Стремясь — туда, мы до сих пор остаёмся — здесь."


"ЗНАМЯ" 6/2019


Четыре льва: Дмитрий Авалиани, Вилли Мельников, Сергей Сольми. И Герман Лукомников.
птицы
kamenah

ЧЕТЫРЕ ЛЬВА

Три плюс один. Троих нет, один жив, о нём - в последнюю очередь. Так случилось, что с 1990 до 1995 или даже до 1997-го была лично знакома с тремя художниками, которые были артистами в древнем смысле этого слова. Они умели всё, и даже больше этого "всё", сложившегося до появления фотографии и кинематографа. В сообщении будут только короткие мемуарные записи. Все четверо родились под знаком Льва. Так что можно сказать - ЧЕТЫРЕ ЛЬВА.Отличный герб русского искусства 90-х.

Авалиани производил удивительное впечатление тем, что это был ангел. Я к нему по-другому относиться не могла. Он ходил неслышно. По крайней мере я не помню звука его шагов. И от него почти ощутимо шла сильная тепловая аура. Его листовертни и стихи всегда действовали примиряюще. Пример был на мне. В то время я намеренно отталкивалась от знакомств и общения, так как было неуютно - ни в Чеховке, ни в Георгиевском. Неприятие касалось даже Авалиани. Но как только он начинал читать или разворачивал свои космические листы- мир становился менее тревожным. Это было слово и действие, изменявшие отношение к миру. С агрессивного на творческое. И я начала рисовать, а потом и фотографировать.

Вилли Мельников для меня был неким домашним чудом. То есть, чудом одного дома, где он любил возникать. Я спорила с ним. Он терпеливо слушал, иногда называл "поэткой", ничего унизительного в виду не имея. Вокруг него роились слухи. Мои уши тоже кое-что страшное слышали, от него самого. Что, мол, ему на войне пришлось есть человеческое мясо, а оно противно-сладкое. Это было сказано в контексте голода. Обсуждалось местное скудное меню, и кому-то захотелось мяса. На что Вилли вполне юродски и отреагировал. Даже сейчас не сомневаюсь, что Вилли был немного сумасшедшим - в старом английском смысле. Идиотом. Его сознание потому и могло порождать "видения многих языков", что было смещено и как бы треснуто. Вместе с тем Вилли - один из немногих людей, которые на мой глаз способны были убить. Когда он приходил в ярость, он не юродствовал, а начинал цепенеть. Я видела только раз, было страшно. Бесед и проведенного вместе с Вилли времени было очень мало, чтобы я считалась его другом (кем-то, кто считает себя его близкими). Но мне на Вилли повезло. Я за много лет не видела от него ничего дурного. А то, что делаю с фотографией, отчасти идёт от Вилли. Уверяю, это был гениальный фотограф и коллажист.

Сергей Сольми, или просто Сольми, был настолько любимцем тусовки, что отвращение к нему было просто необходимо. Он это понимал, и бравировал. И тем, как его любят, и тем, как не любят. Если бы не было этого человека со ртом в виде гигантского слизняка, не было бы половины мест для хипповой молодежи в Москве и других городах. Сольми был уже известен как художник, а Лавстрит, удица Любви, выставочный проект, только начались. Сольми появлялся на выставке неизменно приветливый и надменный. Проект Лавстит длился долго. Первый - осень 1990, в каком-то ДК на Автозаводской. Затем - Детский эстетический центр на Чистых. Затем проект прервался. И уже в 21 веке возобновил свой существование. Но я уже туда не ходила. А Сольми видела несколько раз 1 апреля на Гоголях, он открывал начало сезона хиппи знаменем любви.

Четвёртый Лев - Герман Лукомников. Бонифаций. Пусть он живёт как можно дольше.






ОТВЕРЖЕННЫЕ, Том Хупер, 2012. Заметки.
птицы
kamenah


Отверженные
по роману Виктора Гюго
2012
Великобритания


Записки после просмотраСвернуть )